Я умная, милая, красивая, а о моей скромности можно говорить часами!..
Название: Миг.
Автор: Катя ♣ Вишенка.
Бета: Lana.
Фандом: Naruto.
Тип: Гет.
Персонажи: Саске, Сакура.
Пейринг: Саске/Сакура.
Рейтинг: R.
Жанр: angst, romance, drama, deathfic, drabble, subtext.
Дисклаймер: отказываюсь от всех прав.
Статус: Закончен.
Размер: Мини.
Распространение: Без моего разрешения НЕЛЬЗЯ.
Саммари: Она просто ждала и вечно любила,
Защищала, спасала, хранила…
Но разбилось все вдребезги, разлетелось на части –
И теперь никогда не вернется к ней счастье…
И теперь никогда не вернется она…
Предупреждения: deadfic, возможен ООС.
От автора: убили ограничения в раз мере, но теперь учимся читать между строк=Ъ
От беты: я в капле, пришлось засучить рукава и провести огромную работу, Саш, надеюсь, оценишь? =)
Посвящается: Сашка Simple, я обещалЬ, я выполнил. Аригато за то, что ты есть золотце ^o^.

До рассвета оставались считанные минуты. Сияющий золотом солнечный диск уже наполовину поднялся над линией горизонта. Алые, розовые, багряно-золотые и оранжевые полосы прочерчивали голубое небо, постепенно растворяясь в нем и превращаясь в размытые красочные пятна. Первые лучи восходящего солнца золотили верхушки деревьев. Темно-зеленая листва шумела на ветру, и шум этот глухими, пульсирующими ударами отдавался в голове молодого мужчины. Было почти физически больно смотреть на эти израненные, изуродованные пожаром, практически голые стволы, плач которых смешивался с легким приятным вихрем.
И все это сделал он, лишь он один.
Один его выдох разрушил половину убежища. Один удар его отливающей сейчас серебром катаны лишил жизни нескольких человек. Быстро, точно, четко. Один взгляд его черных, словно агаты, глаз, устроил в ее душе пожар, по силе и ярости сравнимый только с тем пепелищем, которое выжгло красивейшую часть этого леса.
Один удар. Один вздох. Один взгляд. Один ОН.

Мир вспыхнул, как будто бумажный…

Сухой ветер, словно в танце, играючи подхватил несколько опаленных лепестков сакуры и понес их куда-то вдаль…
Холодный, пустой, но в то же время твердый взгляд ониксовых глаз отрешенно смотрел на опадавшие лепестки, такие беззащитные, нежные, мягкие.
- Как она… - глухо, полушепотом, произнес он. И на мгновение в непроницаемых глазах мелькнула искра горечи и сожаления. Прикрытые на один лишь миг тяжелые веки и вновь ощущение ее еще теплой крови на пересохших губах, почти остывшего хрупкого тела на руках и изумрудные глаза, с нежностью смотрящие на свою любовь и погибель… Но смерть уже обжигала девичью спину своим ледяным, смрадным дыханием.

Удары сердца: частые, стремительные, с грохотом отдавались в ушах и голове, превращая мир в размытое, неясное пятно и предельно обостряя его чувства. Мужчина шумно вдохнул и выдохнул, сжимая с силой кулаки. Ни в чем неповинные лепестки превратились в грязно-розовый ком в его руках.

Какой же разнообразной может быть палитра. Поразительно, насколько яркими и насыщенными стали вдруг краски.
Словно художник прошелся немного влажной, густо обмазанной в краске кистью, обновив некогда нарисованную уже картину.
Горячий воздух врывался в легкие с хрипом и свистом. Учиха с некой долей надломленности и сожаления в глазах наблюдал за разноцветным небесным маревом, зеленой листвой и сочной, красной травой там, где сейчас лежали окровавленные тела мертвых, когда-то, друзей, и куноичи, тело которой стало непривычно холодным, глаза остекленели, а кровь на ранах загустела и стала темно-алой. Куноичи, любовь которой для него ровным счетом ничего не значила, девушка, позволившая взять себя всю и полностью подчинившаяся его воле. Ведь без него мир не тот, она не та.
Девушка, успевшая стать крохотным лучиком света во мраке его души.

Мужчина странно ухмыльнулся, ощущая острую боль где-то глубоко… в сердце. Странно, непривычно… Раздражает.
Рваная и окровавленная рубашка съехала на бок, открывая тем самым многочисленные шрамы на его рельефном торсе. Ветер трепал жесткие черные непослушные волосы.
Но мысли… где-то далеко… с ней.
Она больше не была обузой: упрямая, смелая, решительная.
Он так и не изменился: все тот же твердый взгляд, сильная воля, жесткий, властный характер… Красавец аристократ. Нукенин. Ее Жизнь, ее Смерть, ее Все.
Они оба знали, что эта встреча будет последней. Лишь один должен выжить, избавившись от врагов любой ценой.
Никогда, ещё никогда Сакура не была так слаба и сильна одновременно. Никогда еще ее израненная душа так не стремилась уничтожить Учиху. Никогда еще она не любила его сильней, чем в тот миг. Никогда еще ночь не была такой мучительно-нежной и болезненно-сладкой, а его поцелуи – такими жаркими, настойчивыми и ласковыми одновременно. Никогда она еще не отдавалась ему так яростно, страстно, целуя сухие горячие губы до капелек крови на них, упиваясь его грубой нежностью. Болезненная истома, сладкий грех, минутное забвение и отрешение от суровой реальности. Ужасающе и маняще… Всего лишь на миг.
Ночь – последняя и поэтому такая особенная.
Больше не трепещет сладостной болью сердце, не ноет от боли и безысходности душа…

- Глупая… - тихо произнес он в пустоту. В черных глазах на мгновение полыхнул Шаринган.

…Он видел насквозь её всю. Саске не нужен был Бьякуган, дабы увидеть ее сломленную, погибающую душу. Подернувшиеся пленкой, но все еще ясные зеленые глаза с какой-то усталой грустью смотрели в его лицо. Она была слишком обессилена, чтобы испытывать что-то еще. Слишком слаба, чтобы желать или ненавидеть, страдать или любить, бороться или отдаваться…
И лишь ее слова: «Люблю… Саске-кун… Прощаю…»

Он доказал свою преданность организации, уничтожив всех кто стоял у него на пути. Достиг своей цели.

Но…

Душу раздирала когтистыми щупальцами болезненная пустота. Непроглядная, необъятная, ненасытная...

Но…

Все было ясно с самого начала, но все же Учиха был слишком зол на девушку за то, что в последний момент она сдалась, не сопротивляясь, признавая его мощь и силу над ней. Катана вошла в ее сердце так же легко, как нагретый нож входит в масло. Сакура, давясь своей кровью, жадно глотала напоенный ночью воздух, по-настоящему теплый, весенний.
Последний вдох острой болью отозвался в легких. Последний взгляд на любимого человека, последняя улыбка… только для Него.

Но…

Он хотел, чтобы ее глаза вновь зажглись ненавистью. Он хотел, чтобы она снова, горько, безудержно плача, билась в его тисках, словно раненая птица. Он хотел, чтобы она страстно отдалась в его сильные руки, извивалась в сладострастных порывах боли, боролась…
Он хотел, чтобы она жила.

Но…

Поздно.

Внезапный порыв ветра принес новые лепестки сакуры. Чуть улыбнувшись, Учиха, сощурившись, в последний раз посмотрел на горизонт. Солнце полностью взошло. В какой-то момент ему показалось, что все на свете замерло: шум стих, даже листья над головой перестали шевелиться. И лишь ее глаза: малахитовые, глубокие, яркие… смотрели на него с нежностью и затаенной грустью.
Мужчина резко заморгал, отгоняя внезапное видение, пытаясь потушить нарастающий гнев внутри себя. Ведь он навсегда останется…

Жестоким – не простит...
Эгоистичным – никогда не отпустит от себя, не забудет, но и не вспомнит…
Гордым – она ему не нужна, чтоб убедиться в себе.

Но…

Он не мог поступить иначе.

Задумавшись, Учиха не сразу понял, что один из его напарников обращается к нему:
- Куда теперь, Саске?
Учиха лишь усмехнулся…

@темы: аниме, фанфики